г. Н.Новгород, ул. Чаадаева, 17
тел.: (831) 222-09-29

История Дворца Культуры в лицах

Главная » Наша история » История Дворца Культуры в лицах

 

 

ВЯЧЕСЛАВ УЛАНОВ

«Джазовый ключ»

(рассказ)

      Сказать, что Славка был парнем своим в доску – ничего не сказать. Легенды о нем ходили в универе давным – давно. Замечательный музыкант и организатор руководитель ВИА «Алые паруса», участник всех и всяческих конкурсов. Мы ждали его, и он вернулся, отслужив два года где-то в Прибалтике. Высокий — более 1м 80см, плечистый, он немного напомнил мне большого медведя, когда при встрече обнимал своих друзей – Сашку Сергеева, Костю Золотова. Бессменный соло-гитарист «парусов» занял свое место в зале на первом ряду и пристально смотрел на нас и на обломки своей группы из-под уголков бровей. Так вышло, что наши пути пересеклись, потому, что и от нашего «Калейдоскопа» остались осколки, только три цветных стеклышка – Вова Фомичев, Любка и я. Армейская служба, распределения, переезды разбили наш коллектив и только новый альянс мог спасти положение. На носу были праздничные вечера, конкурсы в университете и Политехе. Было полно заявок на свадьбы от знакомых и друзей. Мы не хотели поддаваться распаду, и Славка и его опыт организатора, руководителя были очень кстати.

-А джаз вы играете? – спросил почему-то он без предисловий.

-Ну, джаз – Люба наморщила носик. Конечно, было бы здорово, но это не совсем наш профиль.

      Я, включив гитару, запиликал что-то из «Yes», вставляя пару – тройку заученных     аккордов, извлекая октавные звуки, кусочки импровизаций…

- Леш, это здорово! — Вячеслав проникся ко мне неподдельным интересом. Он умел слушать, как другие играют, нисколько не напирал и не давил авторитетом с высоты своего возраста, опыта и знаний. В тот вечер он взял в руки гитару, возможно после большого перерыва, покрутил ручку громкости, разобрал несколько аккордов. Меня в это время начала душить ревность к этому новоявленному лидеру, но в его игре и настроении я не почувствовал ни соперничества, ни конкурентной борьбы.

- Синтез – изрек он двумя минутами позже, просто и здорово. И отражает суть.

- Какой еще синтез? – переспросил Вовка и полез за сигаретой.

- Объединение двух составов под титулом «Синтез». А что, между прочим, нормальное название для группы, разве не так?

- Чем-то химическим веет от всего этого — Костя Золотов извлек из бас-гитары мощный щелчок и добавил: Я бы даже сказал – органическим.

Тут все заспорили и запротестовали. Славка не спорил.

- Можно называться как угодно, как хотите. Это не самое главное, может, начнем вместе работать? Мы были не против.

      Мы подружились. Один добрый старый знакомый устроил нас за путевки и символическую плату работать на танцах в спортивно-оздоровительном лагере «Лингвист» на Горьковском море.

      Солнце, сосны, замечательные условия для отдыха и работы над репертуаром. Усилители и акустические системы выставлялись из домика под сенью деревьев и тягучие звуки «Сантаны» неслись вдаль над водохранилищем до самого Чкаловска.

      Это был какой-то совершенно изумительный тайм-аут для восстановления сил и обновления. Вячеслав, только что отслуживший в армии офицером привнес порядок и дисциплину в наши разболтанные ряды. При этом был неназойлив и деликатен, сам работал за четверых, таскал на себе колонки до сцены и обратно, собирал и включал аппаратуру. Он мало пил вина, но был незаменим в компаниях, и еще больше любил движение, спорт. Он умел добиваться результатов. Я заметил тогда, как тщательно он работал над своими партиями. Мы вместе придумали тогда песню-шутку: « У нас молодых впереди года». Слова использовали от самоцветовской песни, а вот музыка, сопровождавшая их, в каждом куплете переходила в дипепловский “In To The Fire” и тут мы играли наши гитарные соло на разные голоса, очень эффектно!

      Работать с Улановым было здорово, приходило вдохновение, да он и сам заводился, видя результаты наших совместных трудов.

      Очень часто им поднималась тема джаза, скорее не как музыкального направления, а стиля жизни, понимание сути явлений с позиции импровизационной гибкости. Понимая, что самая лучшая рок-музыка своими корнями уходит в блюз, строится на аккордах джазовой гармонии, мы говорили о некоем «джазовом ключе», который имеет право на существование наряду с басовым и скрипичным ключом, хотя фактор этот тонкий и порой незримый. В таких философских спорах грань музыки и окружающей жизни исчезала в импровизации и вновь возникала в бытовых и материальных проблемах.

      Потом были конкурсы и встречи и в Университете. Сиживали вечерами с гитарой в общежитии, в чьей-то комнате без занавесок, но с видом на Оку. В эту комнату иногда забирались по водосточной трубе на второй этаж – на вахте нас не всегда пропускали. Самое сложное было преодолеть первые метры цоколя, а затем можно было ставить ноги на ячейки решетки первого этажа. Однажды шел сильный дождь, и я пытался влезть на эту чертову трубу, а следом за мной продвигался Саня Зарубин. В тот момент я не удержался, труба была скользкая, я сорвался с цоколя, зацепил Сашку, и мы вместе спинами упали в громадную черную лужу, поджидавшую нас внизу. Да, ну вид у нас был, плащи были светлые. Но со второй попытки мы влезли. К тому времени встреча была в разгаре. Стол, сыр, хлеб, рислинг за 2 рубля 30 копеек. Рислинга много. Гитара идет по кругу, поем по очереди блюз. Импровизируем, набор слов не помню, стучим по столу, играем на губах. Вячеслав – заводила и главный участник представления. Разговоры о джазе, блюзе переходят в ночь, в утро.

Замечательный вечер, но мама ругала меня за плащ…

Запомнилась мне одна встреча с ним в ДК им С. Орджоникидзе….

      Слава к тому времени уже создал свой заводской ВИА “4C”, они что-то играли    обязательное комсомольско-молодежное, и потом не очень обязательное. За сценой было весело, много всего выпито, я как обычно, в своей белой майке с Джимми Хендриксом, кто-то из старых знакомых увидел меня, замахал, завопил от радости. Я сопротивлялся, но Уланов все равно вытолкал меня на сцену; рампа слепила, под всеобщее улюлюканье и гиканье мы сыграли с Пашей Чичаговым и Костей Золотовым «Lovin’ Man” и еще что-то очень ударное под финал вечера. Зал гудел и орал, перекрикивая мой фуз. Как ни странно, наше фото появилось в заводской многотиражке на другой день.

      Надо ли говорить, что друзья помнили обо мне, пока я служил на Дальнем Востоке, поддерживали морально, присылали письма, фото, телеграммы.

     Особенно теплыми были встречи после возвращения.

     Вячеслав уже не снимал квартиру на Ковалихе, а переехал в свою собственную, совсем рядом с заводом, где он трудился.

     Друзья радостно обнимали меня, поздравляли с возвращением, и я тоже был рад им, я знал, что место мое в их группе занято другим, но понимал, что жизнь быстро идет вперед и нельзя грустить и останавливаться на месте.

      Я был со своей будущей женой, сказочно красивой девушкой Наташей, мы радовались за Славку, поздравляли его, пили шампанское и шартрез. Мы были молоды и счастливы.

     Мы встречались на вечерах и отмечали праздники вместе уже реже, перемены    происходили во всем, то было перестроечно-прожекторное, — ускорительное, время.

    Мне пришлось освоить новую специальность – наступило время всеобщей компьютеризации предприятий.

    Как способный радиолюбитель, я оказался востребован, успешно работал какое-то время за границей, но моя деятельность в музыкальных группах угасала. Невозможно объять необъятное.

    Да и Уланов уже оставил карьеру исполнителя, создал Молодежный музыкальный клуб с ДК им. Орджоникидзе, увлеченно работал, организуя тематические лекции по музыкантам, встречи с творческими коллективами различных стилей. Одним из его соратников по клубу был его друг Семен Подкар, который внес тоже большой вклад в дело, начатое Славиком. Я бывал в том клубе и даже принимал скромное участие в лекционной программе по Genesis и Питеру Гэбриэлю.

      Затем Уланов создал в Нижнем радио «Европа плюс» не без хитростей вроде Оливье Зиммермана. Но это было в его коронном стиле «джазового ключа» импровизаций и вариаций на тему «бизнес в Нижнем».

      Я встречался с ним в конце 90х. Да, надо сказать в его приемную в здание РТПЦ на Белинского меня привели жизненные трудности. Это был все тот же Славик, но только очень грустный и озабоченный. Какие-то события, возможно связанные с бизнесом или частной жизнью, его тяготили. Мы поговорили с ним о джазе, о его новых задумках, о его партнерах по производству рекламы, обо мне и моей коллекции музыки. Чувствуя, что отнимаю у делового человека время, я заторопился к выходу, забыв, зачем пришел, но Уланов потребовал, чтобы я рассказал о своих проблемах. Когда я вывалил наболевшее, он ответил:

-Леш, ты понимаешь, эти люди, что тебя обидели — и мои враги. Они очень сильно мешают всему позитивному, тормозят новое. Конечно, просить их о чем-то не имеет смысла, но ведь ты помнишь – нет ничего невозможного, надо искать решения и работать. Ты веришь в джаз? При этом я понял, какой смысл он вкладывает в эти слова… Я верил.

      Он стал основателем джазового абонемента и притащил в наш город десятки самых известных исполнителей и составов этого замечательного направления. Более того, он постоянно искал новых молодых талантов джаза, поддерживал, помогал им двигаться вперед, побеждать и становиться звездами.

      Не забывал он и тех, кто стоял у истоков самодеятельной музыки в Нижнем. Уланов организовал 21 декабря 1996 г. в ТЮЗе замечательный вечер с участием старых и новых любителей и профессионалов рока. Тут были: Бригантина, Второе дыхание, Юрий Бабаев и многие другие. Вспоминали первые «Серебряные струны», Градского, Губайдуллина. Столько было сыграно своих произведений и интересных кавер-версий, вечер удался!

      Как говорится «…и я там был, мед пиво пил».

                                                                                        Алексей Юрьевич Лебский

Справка: Вячеслав Уланов родился в 1949 году в Арзамасе. Окончил радиофизический факультет ГГУ. С юных лет занимался музыкой, спортом. После университета два года служил в Советской армии (радиотехническая разведка). В 1974-1986 гг. — инженер Горьковского авиационного завода. Являлся создателем и многолетним руководителем Молодежного музыкального клуба (ММК) и центра «Федерация». В 1992-2003 гг. — генеральный директор радио «Европа Плюс» в Нижнем Новгороде. Продюсер и пропагандист музыки, он участвовал в организации порядка 100 различных фестивалей. В. Уланов ушел из жизни в 2009 году.

Спасибо за предоставленную информацию Летописи Московского района